Одна победа, четыре ответа: о чем говорит выигрыш Джонсона?

Партия премьер-министра получила наибольшее число мест в парламенте с 1987 г., то есть со времен Маргарет Тэтчер.

427167.742xp.jpg

Фото: ANDY RAIN/EPA-EFE

В результате прошедших 12 декабря в Великобритании знаковых выборов Консервативная партия под руководством Бориса Джонсона получила максимальное большинство голосов со времен победы Тори в 1987 г. при тогдашнем премьер-министре Маргрет Тэтчер.

В палате общин, состоящей из 650 человек, партия получила 364 места из 650, что намного превышает необходимый уровень для большинства.

При этом лейбористы потерпели самое сокрушительное поражение с 1935 г.: им досталось лишь 203 места. Это стало одной из самых больших неожиданностей нынешних выборов: большое количество избирательных округов с правом голоса в северных и средних районах Англии, которые составляли “красную стену” лейбористов, перешли к Консервативной партии.

По словам Эндрю Нила из BBC, это третий по величине политический сдвиг в Великобритании после выборов лидера лейбористской партии Клемента Атли в 1945 г. и победы консерваторов при Тэтчер в 1979 г.

Игра стоила свеч

Рискованная ставка Джонсона окупилась. После нескольких месяцев тупика, связанного с Brexit, премьер-министр объявил, что всеобщие выборы — это единственный выход для Великобритании. Предвыборная кампания была посвящена Brexit, и консерваторы пообещали избирателям, что они без проблем выведут Соединенное Королевство из Европейского союза.

Лейбористская партия делала ставку на то, чтобы остаться в составе ЕС, и заявила, что в случае победы лейбористы позаботятся о том, чтобы Великобритания сохранила прочные связи с Европейским союзом.

И между этими контрастными жесткими и мягкими вариантами Brexit избиратели, кажется, выбрали первое.

Аналитики полагают, что большинство избирателей просто устали от темы Brexit и захотели «просто покончить с этим». При таком сценарии кампания лейбористов за проведение еще одного референдума и продолжение дебатов о Brexit оказалась провальной.

Конец центризма

Если Лейбористская партия является первым проигравшим на этих выборах, то второй удар был нанесен по центристам. Эндрю Нил отметил, что левоцентристы и правоцентристы контролировали политику Великобритании на протяжении десятилетий.

Бывшие премьер-министры, такие как Джон Мейджор, Тони Блэр и Дэвид Кэмерон, помогли сохранить центристский консенсус, но теперь они ушли, отметил Нил.

Теперь тори под руководством Джонсона решительно смещают британскую политику в правую сторону, утверждают британские политологи.

Традиционно Лейбористская партия считается городской партией среднего класса. Но победа тори во многих бывших рабочих районах демонстрирует новый вектор самой Консервативной партии: большинство из этих округов от британского севера и Мидлендса и представляют рабочий класс страны. И во время короткого обращения Джонсон, что необычно, заговорил об идее «единой нации».

Корбин и лейбористский экзистенциальный кризис

Лейбористская партия под руководством Джереми Корбина — главный проигравший не только потому, что она потеряла часть мест в парламенте и поддержку традиционно приверженных ей избирателей. Процесс гораздо масштабнее — речь ведь идет не об отдельных людях.

Например, бывший избирательный округ Блэра Седжфилд, который удерживался Лейбористской партией с 1935 г., теперь переметнулся к кандидату от тори Полу Хауэллу.

И, по мнению критиков, таких, например, как бывший секретарь Лейбористской партии Алан Джонсон, главная причина такого масштаба потерь — стремление Корбина сделать партию радикально левой.

«Это возвращение к студенческой политике… Я действительно злюсь, что мы остались с Корбином», — сказал Алан Джонсон.

С множеством предложений, начиная от бесплатного образования и заканчивая национализацией ключевых британских отраслей, Корбин сам дистанцировал свою партию от давнего центристского консенсуса Блэра.

«Проект Корбина — это не проект, который победит на наших выборах», — заявил один из кандидатов от Лейбористской партии после поражения на выборах.

Другой кандидат от Лейбористской партии — Мэри Криг, которая потеряла свое место на этих выборах, — попытался проанализировать причины падения своей партии и дальнейшие действия. «Масштаб наших потерь показывает, что нам нужно сменить партию. Я также считаю, что разрыв между городами растет и лейбористы все чаще становятся городской партией», — отметила Криг.

Так что сейчас возник вопрос: попытается Лейбористская партия вернуться к центру, выбрав более умеренного «мягкого левого» лидера или продолжит движение в векторе «квазимарксистской утопии», отмечает Financial Times.

Что будет с Brexit и с Шотландией?

В течение всего 2019 г., как при Мэй, так и при Джонсоне, Консервативная партия не имела большинства, необходимого, чтобы продвинуть законопроект по соглашению о Brexit. Большинство аналитиков утверждают, что теперь у Джонсона есть необходимое большинство, так что Brexit все-таки состоится.

Но законопроект о выводе страны — это только начало: затем Великобритании нужно будет быстро договориться о торговой сделке с ЕС, ее крупнейшим торговым партнером, и спасти сокращающуюся экономику.

Между тем, еще одним результатом этих выборов стала уверенная победа Шотландской националистической партии (SNP) в Шотландии. Под руководством своего лидера Николы Стерджен SNP будет стремиться к проведению еще одного шотландского референдума, создавая новую политическую головную боль для Лондона.

Как отметил Роберт Шримсли из FT, несмотря на все успехи, Джонсону стоит приготовиться к новым испытаниям: торговым переговорам ЕС и кампанией за независимость Шотландии.

Больше интересных историй:

Загрузка...
Рубрики ИнтересноеМетки , , ,
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Оставить комментарий

Загрузка...