«Тревожный звонок»: чемгрозит нефтяной отрасли сокращение инвестиций

Нефтяные компании по всему миру подали первый сигнал тревоги на фоне обвалившихся сырьевых цен. Ряд крупнейших производителей объявил о сокращении запланированных на этот год расходов почти на 20%, включая инвестиции в развитие новых проектов. Эксперты отмечают, если такой сценарий растянется на несколько лет, возможно снижение добычи и возникновение дефицита энергоресурсов. Для России возможное уменьшение инвестиций — это удар по реальному сектору отечественной экономики, который во многом живёт за счёт нефтянки. Пять крупных нефтяных компаний, включая Saudi Aramco и , планируют сократить свои капитальные расходы в 2020 году в сумме на $19 млрд Это 18% от ранее запланированных $106 млрд, сообщило агентство Reuters. Так, Saudi Aramco рассчитывает потратить от $25 до $30 млрд, по сравнению с $32,8 млрд в 2019 году, а Royal Dutch Shell снижает инвестиции примерно на $5 млрд Французская намерена уменьшить вложения на 20%, сообщил её генеральный директор Патрик Пуянне.

О сокращении инвестиций объявили также американский нефтяной гигант и британская BP, не указав конкретных цифр. При этом, у ExxonMobil — одна из самых больших инвестиционных программ в отрасли, в 2020 году на различные проекты предполагалось потратить от $30 млрд до $33 млрд Крупнейшая норвежская нефтегазовая компания Equinor также сообщила, что сократит капитальные расходы примерно на $2 млрд По информации S&P Global Platts, предприятие, в частности, снизит вложения в разведку новых месторождений — потратит $1 млрд вместо запланированных $1,4 млрд Примечательно, что китайский нефтегазовый гигант PetroChina впервые с 2015 года не стал раскрывать объём капитальных вложений на этот год, ограничившись заявлением, что капзатраты и добыча в 2020-м будут соответствовать динамике мировых цен на нефть.

По информации Bloomberg, нефтегазовые компании урезали свои инвестиционные бюджеты на $31 млрд из-за опасений дальнейшего снижения сырьевых котировок. Первыми ласточками, по данным агентства, стали фирмы, работающие на шельфе США и в нефтеносных песках Канады. Однако к ним присоединились и такие крупные игроки как Saudi Aramco и Total. Нефтяники отказываются от инвестиций, поскольку оказались в самой неудобной ситуации — цена не только низкая, но и всё время скачет, отмечает ведущий эксперт , преподаватель . В результате компании не могут рассчитать свой бизнес-план, ведь невозможно планировать на несколько лет вперед, если цена за одну неделю теряет или прибавляет $10 за баррель. Никаких гарантий возврата инвестиций в таких условиях нет, поэтому они и останавливают новые проекты, поясняет специалист.

{{expert-quote-2416}} Author: Игорь Юшков [ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности] Это может привести к тому, что не будут введены новые объекты и возможно когда-то возникнет дефицит нефти. Главный вопрос — не пересмотрят ли они обратно свои инвестпрограммы в сторону увеличения, но это зависит от того, как долго мы будем существовать в условиях низких цен. Если это продлится хотя бы полгода, то в дальнейшем мы можем увидеть некоторый разрыв в добыче — какие-то проекты не запустят и возникнет всплеск цен после окончания инвестиционного цикла. У классических месторождений цикл от принятия инвестиционного решения до выхода на промышленную добычу составляет от 4 до 7 лет. У сланцевых проектов этот срок гораздо меньше.

Сокращение инвестиций может грозить нефтяной отрасли уменьшением прироста запасов, отмечает главный научный сотрудник Института проблем нефти и газа Владимир Шустер. По его словам, особенно заметно это скажется в случае снижения расходов на геологоразведку.

{{expert-quote-2418}} Author: Владимир Шустер [главный научный сотрудник Института проблем нефти и газа РАН] Разведка месторождений требует значительных расходов, особенно в новых районах со сложными условиями. Сегодня все добывающие страны проводят работу на большей глубине, чем 10-20 лет назад. Такие глубины — это более сложные условия и геологоразведочных работ и всех последующих этапов разработки месторождений. По его словам, для перезапуска остановленных проектов впоследствии потребуется гораздо больше средств, чем сэкономят компании в период сокращения затрат. Минус две третьих Пока заявленные предприятиями сокращения капитальных затрат, в пределах $30 млрд, не столь велики для мировой нефтяной отрасли, отмечают эксперты. Однако независимые оценки говорят о том, что сумма может быть гораздо больше. Так, в норвежской консалтинговой компании Rystad Energy полагают, что распространение пандемии коронавируса и последовавший за ней обвал нефтяных котировок и ценовая война нанесут серьёзный ущерб планам развития новых проектов в этом году. По мнению представителей агентства, фирмы, занимающиеся поисково-разведочными работами и добычей нефти, сократят уже одобренные проекты на $131 млрд или на 68% в годовом выражении.

Аналитики норвежской компании оценивают общий объём запланированных на этот год инвестиций в $190 млрд Однако, если средняя цена за баррель марки Brent в 2020-м составит $30, предполагаемые вложения могут сократиться до $61 млрд Из них $30 млрд пойдут на развитие континентальных проектов и $31 млрд — морских. Если средняя стоимость нефти в 2020 году составит $40 за баррель, объём инвестиций уменьшится на 57% до $82 млрд Игроки, занимающиеся разведкой и добычей, должны внимательно посмотреть на уровень своих затрат и инвестиционные планы, чтобы противодействовать финансовому влиянию низких цен и пониженного спроса. Компании уже начали снижать свои ежегодные капитальные расходы на 2020 год, — заявил руководитель отдела исследований нефтесервисных услуг Rystad Energy Аудун Мартинсен. Снижение инвестиций — это первый тревожный сигнал, свидетельствующий о том, что низкие цены на нефть и отсутствие баланса на рынке ведут к ухудшению финансового состояния основных производителей, предупреждает главный аналитик «БКС Премьер» . По его словам, это создаёт риск возникновения структурных проблем на долгосрочную перспективу. {{expert-quote-2420}} Author: Антон Покатович [главный аналитик «БКС Премьер»] Скорее всего, компании будут урезать вложения в технологические разработки, нефтесервисные услуги, а также геологоразведку. Это сильно урезает потенциал для дальнейшего роста нефтедобычи основных компаний экспортёров в долгосрочной перспективе — 5-10 лет. Нефтяной спрос пока не достиг максимума и будет расти, как минимум, ещё 10-15 лет, и если мировые экспортёры не смогут сформировать достаточный потенциал для наращивания добычи, это может иметь негативные последствия для рынка. Тогда даже максимальная загрузка мощностей не сможет удовлетворить мировой спрос на нефть, и могут возникнуть перебои с поставками.

По его мнению, если низкие цены простоят три года, добыча нефти может сократиться. Но если мировая экономика будет восстанавливаться в 2021 году, и цены вернутся к $50 и выше, это позволит нормально работать большинству нефтепроизводителей. Пока же котировки стабильно держатся ниже $30 за баррель марки Brent. Эксперты также уверены, что немедленного влияния на мировые цены сокращение инвестиций не окажет, ведь речь идёт о возможном снижении добычи через несколько лет. Хотя уход с рынка некоторых сланцевых проектов может отразиться на стоимости сырья уже в этом году. Если эпидемия коронавируса закончится к концу этого года, спрос начнёт восстанавливаться. Но часть сланцевых проектов к этому времени уже уйдёт, и возможен рост цен из-за дефицита сырья. Это может произойти в конце текущего года или в начале следующего, в результате чего котировки могут подняться до уровня $70-$80 за баррель. Но это будет ненадолго, поскольку при цене выше $50 за баррель на рынок снова начнёт возвращаться сланцевая нефть, — отметил Игорь Юшков. Удар по России При текущих ценах на нефть российским компаниям также придётся пойти на сокращение инвестиций минимум на 10–20%, считает старший директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам агентства Fitch . Он заявил РИА Новости, что предприятия в РФ более устойчивы к низким ценам на нефть по сравнению с зарубежными конкурентами, но и им придётся пересмотреть программу капитальных вложений в 2,5 раза. По мнению Маринченко, в первую очередь компаниям придётся урезать необязательные расходы и передоговариваться с нефтесервисными фирмами по ставкам и условиям платежа. Эксперт Fitch также добавил, что снижение инвестиций в конечном счёте скажется на возможностях наращивать добычу.

Уменьшение вложений на 10-20% не приведёт к немедленному сокращению производства, но может нанести существенный удар по реальному сектору российской экономики в целом, считает Антон Покатович. Он поясняет, что инвестиции нефтяных компаний занимают существенное место в развитии реального сектора, и их сокращение — проблема не столько для текущей добычи, сколько для всей экономической конъюнктуры страны. Российским компаниям, чтобы не жертвовать инвестициями и вкладываться в будущее развитие, необходимо, чтобы нефть стоила $40-$45 за баррель. Такие цены мы вполне можем увидеть в конце этого года, — отметил эксперт. Реальная переоценка капитальных программ российских компаний начнётся после того, как станет понятно, насколько коронавирус повлиял на мировой спрос, считает консультант VYGON Consulting Денис Пигарев. {{expert-quote-2422}} Author: Денис Пигарев [консультант VYGON Consulting] У российских компаний всегда был определённый запас прочности при волатильности на рынках, поскольку падение цены на нефть сопровождается ослаблением курса рубля. Однако текущая ситуация действительно хуже, чем в 2008 и в 2014 годах, Urals в рублях уже дешевле на 30-35%, чем в прошлом году (при средней цене $60 за баррель и курсе 60 рублей за доллар). При сохранении текущих условий в ближайшие несколько месяцев компании начнут пересматривать капитальные программы в части низкорентабельного бурения. При этом, как показали результаты инвентаризации, даже в базовом сценарии с более позитивными предпосылками, около 60% запасов нефти являются нерентабельными.

Он напомнил, что в последние 15 лет отрасль ежегодно наращивала объём инвестиций в основной капитал, достигнув уровня в 3 трлн рублей в год или 18% от всех инвестиций. Снижение вложений в нефтедобычу будет иметь для нашей страны, с её уровнем зависимости от продажи энергоносителей, тяжёлые последствия, считает руководитель аналитического департамента AMarkets . {{expert-quote-2424}} Author: Артём Деев [руководитель аналитического департамента AMarkets] На протяжении последних 20-30 лет вложения в разработку новых месторождений и технологий добычи ведутся недостаточными темпами. Грубо говоря, наша страна продаёт сырьё с месторождений, открытых ещё в СССР. В стране достаточно разведанных запасов, но доля легко добываемой нефти, с себестоимостью $10-$20 за баррель без учёта налогов, постоянно снижается и сейчас составляет не более 10%. Остальное — это трудно извлекаемые запасы (ТРИЗ), где себестоимость составляет уже $30-$40 за баррель. Для удешевления добычи нужны новые технологии и огромные инвестиции. По его словам, государство пыталось стимулировать производителей на увеличение вложений в разведку и технологии путём предоставления дотаций, но это привело только к росту капитализации компаний и сверхдоходам топ-менеджмента. А между тем известно, что при недостаточном финансировании разведки и добычи наша страна пройдёт пик производства нефти уже в 2025 году, после чего его уровень сильно упадёт, предупреждает специалист. Он считает, что Россия больше остальных государств производителей чёрного золота пострадает от снижения инвестиций в отрасль, поскольку более 50% ВВП страны формируется за счёт нефтегазовых доходов. Менее всего это затронет США, чей ВВП получает от нефтяного производства только 7% доходов.

Государство могло бы поднять рентабельность работы нефтяных компаний, снизив налоговую нагрузку, отмечает Игорь Юшков. Однако, по его мнению, сейчас это будет сложно сделать, ведь бюджет рассчитан исходя из $42 за баррель, а цены в настоящий момент гораздо ниже. Поэтому у государства будет недостаточно денег, и на уступки оно не пойдёт, уверен эксперт.

Больше интересных историй:

Загрузка...
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Оставить комментарий

Загрузка...