«Подушка безопасности» Путина схлопнется клету, апенсионерам скажут: извините, мынемного ошиблись

В условиях нарастающего в России вирусно-экономического кризиса ведутся горячие дискуссии по поводу того, как с ним бороться и как смягчать его последствия. Идей и предложений очень много: бюджетные субсидии бизнесу, прямые компенсации заработной платы ушедшим на «каникулы» работникам, снижение или даже отмена налогов компаниям разных отраслей экономики (хотя бы на время кризиса), списание бизнесу ранее возникших (до кризиса) обязательств по кредитам и налогам, введение продуктовых карточек, раздача «вертолетных денег» населению (по примеру США, где сейчас каждому взрослому американцу без каких-либо предварительных условий выдается по 1200 долларов, а детям — по 500 долларов), снижение процентных ставок по кредитам, введение налоговых и кредитных каникул (отсрочка погашения обязательств на время кризиса) и т.п. Но, в конечном счете, все подобные меры должны обеспечиваться за счет так называемой «валютной подушки», которую денежные власти накапливали на протяжении многих лет. Некоторые под «валютной подушкой» понимают международные резервы Российской Федерации, которые находятся на балансе . Их еще называют валютными и золотыми активами Банка России.

Согласно последним данным Банка России, международные резервы по состоянию на 20 марта составили 551,2 млрд долларов США. Кстати, за неделю до этого было достигнуто пиковое значение — 581,0 млрд долл. Таким образом, за неделю они сократились на 29,8 млрд долларов США, или на 5,1%. Эксперты все единодушны в том, что активное «таяние» международных резервов продолжится и даже ускорится. Но я хотел бы обратить внимание на то, что «валютной подушкой» следует называть не все международные резервы, а те, которые принадлежат (Банк России лишь управляет резервами Минфина). В последние годы минфиновская часть составляла примерно 20-25% всех международных резервов (остальные резервы принадлежат Центробанку).

Почти все минфиновские резервы представлены (ФНБ). Вот его и следует называть «валютной подушкой». ФНБ родился на свет в 2008 году после того, как произошла реорганизация Стабилизационного фонда. Он был разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Напомню, что при учреждении ФНБ было заявлено, что он станет частью механизма пенсионного обеспечения граждан Российской Федерации на длительную перспективу. Последние годы (особенно в ходе так называемой «реформы» пенсионного обеспечения) власти предпочитали не вспоминать о том, что когда-то они обещали создать для стариков «подушку безопасности» в виде ФНБ. К концу 2017 года произошло полное исчерпание Резервного фонда, который также называли «подушкой», она была предназначена для покрытия дефицитов федерального бюджета. Итак, уже более двух лет Россия живет с единственной «валютной подушкой» под названием ФНБ.

Мы хорошо знаем, что российская экономика в последние годы почти не росла. и чиновники всячески камуфлировали экономическую стагнацию. В том числе горделиво заявляя о таких «достижениях», как рост международных резервов и ФНБ. Так, на 1 января 2019 года ресурсы ФБН составили 75,60 млрд долл. В национальной валюте на тот момент это было эквивалентно 4,97 трлн. руб. По отношению к ВВП эта сумма равнялась 4,8%. А уже на 1 августа прошлого года эти показатели составили соответственно 124,14 млрд долл. ; 7,87 трлн. руб. ; 7,3% ВВП. Процесс наращивания «валютной кубышки» продолжился. Тогда (с конца лета), кстати, разгорелись дискуссии о том, как тратить деньги из ФНБ. Поскольку правила предусматривали, что «валютную кубышку» Минфина следует накапливать до тех пор, пока не будет достигнута планка в 7% ВВП. Она была превышена. Примечательно, что в ходе дискуссий почти никто не вспомнил о том, что «кубышка» изначально создавалась для поддержки пенсионеров.

Помню, как еще в прошлом году некоторые чиновники хвастливо заявляли, что с такой «валютной кубышкой» нам никакие мировые финансовые и экономические «штормы» (включая резкое падение цен на нефть) не страшны. Она, мол, позволит нам держаться «на плаву» целое десятилетие. Уже когда премьер-министром стал , он успел выразить свой оптимизм по поводу того, что «валютная подушка» позволит нам держаться «на плаву» от четырех до шести лет. По теме «валютной кубышки» 12 февраля 2020 года на правительственном совещании по экономическим вопросам высказался президент России . Он с гордостью сообщил, что международные резервы РФ достигли 560 млрд долл., а объем средств Фонда национального благосостояния России превысил 125 млрд долл. Он с удовлетворением заключил: «Запас прочности экономики, финансовой системы страны гарантируют накопленные резервы».

Эйфория в верхних эшелонах власти по поводу нашей защищенности от всяких внешних шоков продолжалась до начала марта. По итогам марта Минфин сообщил, что ликвидная часть ФНБ в виде денежных средств на счетах в Банке России сократилась со 150,1 млрд долл. до 142,7 млрд долл., т.е. на 4,9%. Грубо говоря, за месяц была израсходована одна двадцатая часть Фонда. При таких темпах «таяния» ФНБ исчезнет через 19 месяцев, если отсчитывать от 1 апреля 2020 года. Т.е. от него останется пустое место к концу октября 2021 года. Но такая «арифметика» сегодня уже не работает. Темпы расходования средств фонда резко увеличиваются по сравнению с прошедшим мартом. Первоначальная программа помощи населению и бизнесу, разработанная в начале прошлого месяца, исчислялась суммой всего в 300 млрд руб. Затем программа была увеличена до 1,4 трлн. руб. Но и это, как выясняется, крайне мало. Только в апреле месяце эксперты оценивают потери в экономике в размере от 2 до 4 трлн. рублей. Стало быть, масштабы финансовой помощи (для борьбы с кризисом и ликвидации его социальных последствий) должны быть сопоставимы с оцениваемыми потерями. Пусть будет в среднем 3 трлн. руб. Такие масштабы помощи, вероятно, потребуются и в последующие несколько месяцев (рецессия, по мнению большинства экспертов, будет охватывать весь второй квартал). На 1 апреля в рублевом выражении средства ФНБ составили 11,1 трлн. руб. Следовательно, денег из фонда будет достаточно для того, чтобы поддерживать бизнес и население в течение 3-4 месяцев. Т.е. примерно до середины лета. Впрочем, некоторые эксперты полагают, что денег «валютной кубышки» хватит лишь до начала лета. И я с ними полностью согласен. Ибо в приведенных мною расчетах я абстрагировался от двух важных факторов, от которых, конечно же, абстрагироваться нельзя. Во-первых, из-за резкого падения цен на «черное золото» выручка Российской Федерации от экспорта нефти стремительно падает. За все годы существования РФ несмотря на всяческие форс-мажоры не было ни одного месяца, чтобы торговый баланс сводился с минусом. У нас всегда было активное сальдо торгового баланса на месячной и тем более годовой основе. Согласно самым свежим данным, по итогам первых двух месяцев 2020 года это сальдо было еще положительным — 22,8 млрд долл. Данных за март еще нет. Но думаю, что сальдо окажется в районе нуля. А по итогам следующих ближайших месяцев эксперты уверенно говорят, что будет минус. Вот на покрытие этого минуса, т.е. на оплату импорта и будет тратиться валюта из хваленой «подушки безопасности». Во-вторых, в ближайшие месяцы (а, может быть, до конца года) Россия не сможет прибегать к привлечению новых займов и кредитов на мировом финансовом рынке (по причине того, что вирусно-экономический кризис приобрел мировые масштабы). В то же время выполнять все свои обязательства по международным долгам придется в полном объеме. И это создает очень неприятную для страны ситуацию. Ранее проблема погашения и обслуживания внешних долгов не стояла остро перед Россией, поскольку можно было обеспечивать выплаты обязательств за счет новых заимствований. Процесс долговых выплат и внешних привлечений был достаточно отработан Минфином и крупными корпоративными структурами финансового и нефинансового секторов экономики. Последние десять лет Россия вроде бы сильно не наращивала свой внешний долг, всем казалось, что здесь у нас царит относительное благополучие. Вот данные по внешнему долгу РФ за отдельные годы (на начало года, млрд долл.): 2010 г. — 466,29; 2015 г. — 599,90; 2019 г. — 469,30; 2020 г. — 490,81.

А теперь я приведу самые свежие данные Банка России о тех выплатах, которые должны сделать российские должники внешним кредиторам и заимодавцам. С 1 октября 2019 года по 30 сентября 2020 года (т.е. за год) российские должники должны осуществить выплаты в порядке погашения долга на сумму 70,43 млрд долл. Плюс к этому выплаты в порядке обслуживания долга (выплата процентов) на сумму 17,66 млрд долл. Итого суммарные выплаты за годовой период по внешним долговым обязательствам составляют более 88 млрд долл. Примерно до конца февраля 2020 года они в привычном режиме рефинансировались за счет привлечения новых кредитов и займов на мировом финансовом рынке. С марта месяца этот привычный механизм перестает работать. Рефинансирования за счет привлечения валюты на мировом рынке не будет. Банк России помесячно расписывает ожидаемые выплаты по внешним долгам. Вот как выглядит помесячный график по погашениям внешних долгов (млрд долл.): март — 4,99; апрель — 4,97; май — 3,26; июнь — 4,88; июль — 3,36; август — 2,22; сентябрь — 6,71. Итого в течение семи самых «горячих» месяцев выплаты по погашению долгов должны составить 30,39 млрд долл. А вот как выглядит помесячный график по обслуживанию внешних долгов (млрд долл.): март — 1,59; апрель — 1,70; май — 1,15; июнь — 1,69; июль — 1,10; август — 1,17; сентябрь — 1,46. Итого в течение семи самых горячих месяцев выплаты по обслуживанию долгов (выплаты процентов) должны составить 9,86 млрд долл. Если округленно, то за период с марта по сентябрь включительно Россия должна выплатить по внешним долговым обязательствам более 40 миллиардов долларов. Выплаты будут производиться разными секторами экономики. Давайте посмотрим, как распределялся внешний долг РФ на начало 2020 года. На органы федеральной власти пришлось 43,8 млрд долл. (немного менее 9% всего внешнего долга); на Центральный банк — 13,9 млрд долл. (2,8%); на банковский сектор — 77,0 млрд долл. (15,7%); на прочие секторы экономики — 330,0 млрд долл. (67,2%). Можно предположить, что для погашения и обслуживания внешнего долга органов федеральной власти (прежде всего, Минфина) будет использоваться валюта из ФНБ. Что касается банковского сектора и прочих секторов экономики, то, логично было бы предположить, что они сами должны изыскивать средства для выполнения своих обязательств по внешним долгам. Но думаю, что опять-таки на помощь им придет Фонд национального благосостояния.

Дело в том, что значительная часть банков и корпораций нефинансового сектора экономики являются государственными институтами. Их долги, по сути, также являются государственными, по обязательствам таких банков и корпораций отвечает государство, у которого имеется та самая спасительная «подушка безопасности». В 2018 году в своем сентябрьском «Мониторинге экономической ситуации» дал оценку расширенного государственного долга Российской Федерации. В него помимо долгов органов федеральной власти и властей субъектов Российской Федерации были еще включены долги банков и компаний с государственным участием (участием в капитале от 50 до 100%). Так вот, получилось, что в позапрошлом году на госбанки приходилось 72 млрд долл., или 69% внешней задолженности банковского сектора. Госкорпорации нефинансового сектора задолжали 107 млрд долларов, что составляло почти треть корпоративного долга перед зарубежными кредиторами. Если спроецировать эти цифры на долги 2020 года, то получается, что долг госбанков в начале текущего года составил 53,1 млрд долл., а долг госкорпораций нефинансового сектора экономики — 108,8 млрд долл. Итого расширенный государственный долг (органы федеральной власти + госбанки + госкорпорации) на начало 2020 года можно оценить примерно в 206 млрд долл. Вот на выполнение обязательств по этому расширенному государственному долгу и будут, в первую очередь, использованы валютные средства «подушки безопасности». Конечно, если что-то еще останется от «подушки безопасности» после покрытия дефицита торгового баланса и выплат по расширенному государственному долгу, то, наверное, драгоценные остатки будут брошены на спасение тех, кто вошел в список «системообразующих предприятий». Правительство уже составило этот список «бессмертных», включающий 646 компании, половина из которых имеют в своем капитале иностранных инвесторов (названия многих таких «системообразующих предприятий» невозможно выговорить по-русски, ибо названия англоязычные). Итак, можно резюмировать: 1. «Валютная кубышка» не позволит России благоденствовать в условиях вирусно-экономического кризиса на протяжении десяти лет, как еще недавно нам обещали чиновники из Минфина. Она будет исчерпана к началу лета. При самом оптимистическом сценарии — к началу осени. 2. «Валютная кубышка» будет использована, в первую очередь, на покрытие обязательств по расширенному государственному долгу (Минфин, госбанки, госкорпорации). Кое-что может перепасть счастливцам из списка «системообразующих предприятий». Народу и малому бизнесу не перепадет ничего.

P. S. Еще раз напомню, что при создании 12 лет назад Фонда национального благосостояния было продекларировано, что он предназначен исключительно для поддержки российских пенсионеров. Экономический кризис: Без штанов, но в шляпе: «Подушка безопасности» России оказалась виртуальной Новости внутренней политики: Правительство Мишустина: Денег нет, но вы отдыхайте

Больше интересных историй:

Загрузка...
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Оставить комментарий

Загрузка...